Высказывания
загрузка...

Я живу своей артистической жизнью лишь при свете рампы; симпатия и волнение зрителей действуют на меня и дают мне в свою очередь возможность заставить публику симпатизировать мне и чувствовать вместе со мною... я живу двойной жизнью, смеюсь и плачу, и вместе с тем так анализирую свои слезы и свой смех, чтобы они всего сильнее могли влиять на сердца тех, кого я желаю тронуть. И то, что я испытываю, испытывается всеми величайшими из известных мне актеров.

Страдания выражать надо так, как они выражаются в жизни, т. е. не ногами и не руками, а тоном, взглядом, не жестикуляцией, а грацией. Тонкие душевные движения, присущие интеллигентным людям, и внешним образом нужно выражать тонко. Вы скажете: условия сцены: никакие условия не допускают лжи.

Красивые женщины не умеют стариться, артисты не умеют вовремя удалиться со сцены: и те и другие не правы.

Школы только подготавливают артистов для сцены, а актером делают артиста: талант, изящный вкус, энергия, практика и хорошие сценические предания.

..только артисты-художники развивают в зрителях истинное понимание достоинств художественного исполнения... при отсутствии хороших актеров вкус в публике постепенно понижается...

Существует как бы целая династия могучих и своеобразных умов, сменяющих друг друга и обладающих особым даром - средствами театра оживлять, приводить в движение и доносить до народа великие творения поэтов.

Нельзя достаточно объяснить публике, сколько усилий, сколько скрытой работы заключается в искусстве актера, с виду столь доступном и легком.

Апостолами правды
Обходим мы страну
И славим добродетель,
Тебя, тебя одну!
Высокую задачу
Мы на себя берем.
Так будем же гордиться
Актерским ремеслом!
Но если слово правды
Даря тебе, народ,
Мы сами поступаем
Совсем наоборот -
Тогда мы не актеры
Провал нам поделом,
И нечего гордиться
Актерским ремеслом!

Театральная сцена не ниже научной кафедры. Театральная сцена - тот стул, на который садится философия и, воплощая слово в живых, действительных идеях и примерах, избавляет общество от труда воспринимать их только воображением. Театральная сцена - тот грозный моральный суд, где добродетель и преступление получают беспристрастное и заслуженное воздаяние. Человеческий разум предоставил только театральной сцене ту великую волшебную силу, которая в одно мгновение вызывает в сердцах всех зрителей радость, печаль, удивление, восхищение, боль и сострадание. Словом, сцена властвует над всеми душевными способностями человека. Театр - новая своеобразная школа, в которой обучаются люди всех возрастов... Театр не только облагораживает идеи общества, но и показывает величие добродетели, низость порока, поощряя первую и предостерегая • от второго. Он рассматривает тончайшие стороны семейной жизни и обнажает фальшь, ставит ее перед судом общества.

Театр - высшая инстанция для решения жизненных, вопросов. Кто-то сказал, что сцена - представительная камера поэзии. Все тяготящее, занимающее известную эпоху, само собою вносится на сцену и обслуживается страшной логикой событий и действий, развертывающихся и свертывающихся перед глазами зрителей. Это обслуживание приводит к заключениям не отвлеченным, но трепещущим жизнию, неотразимым, многосторонним. Тут не лекция, не поучение, поднимающее слушателей в сферу отвлеченных всеобщностей, в бесстрастную алгебру, мало относящуюся к каждому потому именно, что она относится ко всем. На сцене жизнь схвачена во всей ее полноте, схвачена в действительном осуществлении лицами, на самом деле... с ее общечеловеческими началами и частно личными случайностями, с ее ежедневною пошлостью и с ее грозной, всепожирающей страстью, скрытой под пыльной плевою мелочей, как огонь под золой Везувия. Жизнь схвачена и между тем не остановлена; напротив, стремительное движение продолжается, увлекает зрителя с собой, и он с прерывающимся дыханием, боясь и надеясь, несется вместе с развертывающимся событием до крайних следствий его - и вдруг остается один. Лица исчезли, погибли; он, переживая их жизнь, успел полюбить их, взойти в их интересы. Удар, разразившийся над ними, рикошетом был удар в него. Такая страстная близость зрителя и сцены делает сильную, органическую связь между ними...