Высказывания
загрузка...

Я страшно читаю, и чтение странно действует на меня. Что-нибудь, давно перечитанное, почитаю вновь и как будто напрягусь новыми силами, вникаю во все, отчетливо понимаю, и сам извлекаю умение создавать.

Произведение, которое читают, имеет настоящее; произведение, которое перечитывают, имеет будущее.

Книга - это духовное завещание одного поколения другому, совет умирающего старца юноше, начинающему жить, приказ, передаваемый часовым, отправляющимся на отдых, часовому, заступающему его место.

Какое огромное богатство может быть в маленькой избранной библиотеке. Общество мудрейших и достойнейших людей, избранное из всех цивилизованных стран мира на протяжении тысяч лет, предоставило нам здесь в лучшем порядке результаты своего изучения и своей мудрости.

Книга есть то же колесо машины. Берегитесь этих черных строчек на белой бумаге; это силы, они составляют комбинации, сливаются, разъединяются, входят одна в другую, вращаются одна в другой, разматываются, связываются, сочетаются, работают. Одна строка кусает, другая жмет и давит, третья тянет, четвертая порабощает. Идеи - это своего рода система зубчатых колес. Вы чувствуете, что книга тянет вас. Она вас отпустит, только придав новый вид вашему уму. Иногда читатели отрываются от книги совершенно преображенными... Самые гордые умы, и самые тонкие, и самые деликатные, и самые простые, и самые великие подчиняются этому очарованию...

Автор создает книгу, общество принимает или отвергает ее. Творец книги - автор, творец ее судьбы - общество.

Нет шедевров, погибших в забвении. Ложь и угодничество писак не могут поддержать жизнь дрянной книги.

Когда мы читаем книгу, чувство правдивого говорит нам: «Это ложь!» - при каждой неверной детали. Если это чувство говорит слишком часто и говорит всем, значит книга не имеет и не будет иметь никакой ценности. Секрет всемирного вечного успеха в правдивости.

Читается трояким образом: 1-е, читать и не понимать; 2-е, читать и понимать; 3-е, читать и понимать даже то, что не написано.

Есть очень много людей, которые читают только для того, чтобы не думать.