Высказывания
загрузка...

В английском военном флоте в конце XVIII века при изготовлении корабельных канатов, во избежание их расхищения, в каждый канат на всем его протяжении стали вплетать красную нить. Нельзя было извлечь нить, не распуская всего каната.
В переносном смысле выражение «красной нитью» впервые употребил великий немецкий поэт Гете, говоря о литературном произведении, которое от начала до конца пронизано единым стилем и единой мыслью.
С тех пор выражение «красной нитью» (проходит) стали употреблять в тех случаях, когда нужно сказать о какой-либо мысли, идее, тенденции, отчетливо выделяющейся, господствующей в художественном или публицистическом произведении, в политическом документе и т. д.

До изобретения книгопечатания книги переписывали от руки. Заглавные (прописные) буквы в начале текста рисовали красной краской. Это украшало книгу. Так появилось выражение «красная (то есть красивая) строка». Потом, когда книги стали печатать, начальную строку абзаца по-прежнему называли красной строкой.
В настоящее время в типографском и издательском деле «красной строкой» принято называть строку, поставленную по середине страницы, то есть с одинаковыми отступами слева и справа.

До введения у нас метрической системы мер, кроме обыкновенной сажени, равной трем аршинам (немногим больше 2,13 метра), в быту существовали еще маховая сажень (расстояние между концами пальцев раскинутых рук) и косая сажень (расстояние от подошвы левой ноги до конца поднятой вверх правой руки).
Выражение «косая сажень в плечах» употребляют, когда говорят о широкоплечем, рослом человеке.

По преданию, однажды на званом обеде, где в числе гостей был Христофор Колумб, один из присутствовавших намекнул, что в подвиге Колумба, открывшего для европейцев неведомые земли, нет ничего особенного, что и другой мог бы это сделать, кто упорно плыл бы на корабле по Атлантическому океану на запад от Испании. В ответ Колумб взял вареное куриное яйцо и предложил любому из присутствующих попытаться поставить это яйцо на столе. Попытки оказались безуспешными. Тогда Колумб сам поставил яйцо, надломив его снизу. «Так-то и мы можем!» — зашумели за столом. «Почему же вы этого не сделали?» — возразил Колумб.
Выражение «колумбово яйцо» означает остроумно простое решение трудной задачи, простой выход из трудного положения.

Греческое слово «колоссос» (буквально: столб) обозначает исполинскую, громадных размеров статую, колонну. Так, знаменитый Колосс Родосский (бронзовая фигура древнегреческого бога солнца Гелиоса, изваянная Хересом в III веке до нашей эры на острове Родосе) имел 32 метра высоты.
Эта статуя, считавшаяся одним из семи чудес света, стояла в родосской гавани. Она упиралась ногами в две скалы. Корабли с распущенными парусами свободно проходили между ног статуи. С высоты ее, по преданию, были видны корабли у берегов Египта. Колосс Родосский рухнул во время землетрясения.
От греческого «колоссос» и произошло слово «колоссальный», то есть громадный, огромный.

Слово «клянчить» произошло, как предполагают, от татарского слова «клянчи» (нищий). Поэтому слово «клянчить» мы употребляем в смысле: неотвязно, надоедливо выпрашивать.

«Кичка» — старинный праздничный головной убор русской замужней женщины. Знатные боярыни носили кичку, отделанную золотом, серебром, жемчугами и драгоценными камнями. Отсюда и произошел глагол «кичиться», значащий: гордиться, хвастаться каким-либо своим преимуществом.

Канюк — хищная птица, небольшой филин. Крик его напоминает плач.
От названия этой птицы и образовался глагол «канючить», то есть навязчиво и надоедливо просить о чем-нибудь, жаловаться на что-нибудь.

«Лета» в греческой мифологии - река забвения в загробном мире.
«Кануть» — быстро погрузиться в воду, пойти ко дну. «Кануть в лету» — бесследно исчезнуть, быть забытым.

И память юного поэта
Поглотит медленная Лета,
Забудет мир меня...
(А. Пушкин, "Евгений Онегин").

Эти выражения, как и пословица «нужда научит калачи есть», возникли среди крестьян центральной России, питавшихся ржаным хлебом. Из-за нужды своей они уходили на заработки в степные места, обильные пшеницей. О таких людях и говорили: «калачом заманили», то есть завлекли перспективой сытой жизни.
Однако не все решались уходить на сторону, быть оторванными от своей семьи. Они говорили: «калачом не заманить», то есть не зазовешь никакой приманкой,
Выражения «калачом заманили», «калачом не заманишь» сохранились и поныне и употребляются, когда говорят о человеке, соблазненном какой-нибудь приманкой, или о человеке, отказавшемся от сомнительной, по его мнению выгоде.